Авессалом Подводный

Написать сообщение
+7 (916) 07-07-832
Книжная полка
0 товаровоформить заказ
сумма: 0 руб.
Корзина пуста
найти:
Диадический архетип: активность и адаптивность

Диадический архетип: активность и адаптивность

Книга посвящена описанию проявлений в психике и поведении человека архетипов Ян и Инь.

Диадический архетип развивает в человеке следующие качества: 

  • способность принимать вещи такими, какие есть,
  • умение принять правильное решение, 
  • гибкость,
  • вежливая настойчивость,
  • чередование напряжения и расслабления,
  • разумная уверенность в себе.

Проработка Диадического архетипа помогает в коррекции таких качеств, как: 

  • гиперактивность,
  • пассивность,
  • жесткость,
  • подверженность чужеродным влияниям,
  • чрезмерная агрессивность,
  • неумение расслабляться излишняя,
  • неуверенность в себе чрезмерный авантюризм.
Автор: Авессалом Подводный

Начало книги Объем: 192 стр. Формат: PDF

190 pуб.
электронная

Цитаты из книги

Профессиональный уровень проработки Янского архетипа характеризуется полным созреванием потенциала воздействия и адекватностью самого воздействия духа на материю: оно происходит вовремя, в удобной форме, с помощью хорошо подобранных инструментов и точно соответствует ее потребностям и ограничениям. Для профессионального уровня проявления Янского архетипа характерно большое внимание к выбору объекта для приложения усилий, то есть для воздействия. Янский потенциал должен не только полностью созреть: он должен точно найти нуждающийся в его воздействии объект и убедиться в его желании и готовности это воздействие ассимилировать. Так опытный собаковладелец ищет для своих породистых щенков будущих хозяев, к которым, помимо общего энтузиазма и страстного желания обладать собакой данной породы, предъявляются разнообразные дополнительные требования как материального, так и морального характера: владение автомобилем и дачей, а также просторной городской квартирой, вышесредний уровень доходов, доброта, надежность, устойчивость в критических ситуациях, способность в случае необходимости принести себя в жертву собаководческим идеалам.

Профессиональный уровень проработки Иньского архетипа свойственен материи, прошедшей достаточно длинный эволюционный путь. Теперь ее проблемы и потребности не очевидны постороннему наблюдателю, они подчеркнуто уникальны, и таковы же методы воздействия духа, которые здесь требуются. Яркий пример – необходимость огранить большой алмаз и сделать из него ювелирное изделие, наиболее подходящее заказчику – конкретному влиятельному синьору, маркизу или даже герцогу. С точки зрения продажной цены, разница между неограненным алмазом и готовым перстнем может быть не так велика, но для ювелира это два качественно разных объекта, расстояние между которыми меряется десятилетиями его профессионального обучения.

Материя высокого инь-уровня не только нуждается в точно определенном воздействии духа – она может довольно точно предсказать, каковы будут последствия этого воздействия. Как правило, она долго готовит себя к этим воздействиям, в частности, создает духу чрезвычайно точно выверенную площадку для, так сказать, приземления и обеспечивает (уже самостоятельно) тщательную заботу о посеянных им семенах. Так женское лоно ждет мужского семени и, дождавшись, девять месяцев растит и охраняет драгоценный плод.

На этом уровне для материи совсем не так остро стоит проблема времени. Когда она совершенно готова к необходимому воздействию духа, это воздействие приходит, а пока не пришло – значит, можно спокойно жить своими ресурсами, продолжая внутреннюю эволюцию, модифицируя и уточняя свои духовные потребности и подготавливая почву для грядущего пришествия духа.

Таково положение любого учителя высокого уровня, истинного мастера, обучение у которого требует гораздо больше янского начала у учеников и соответственно иньского у самого учителя. Он долго готовит себя к встрече с учениками, и обучение есть в основном его реакция на их запросы – но, разумеется, не всякие, а точно соответствующие его внутренним возможностям и желаниям. Другими словами, ученик должен точно угадать, чему его хочет учить мастер, и выразить свой запрос во вполне определенной форме – лишь тогда передача знания станет возможной. Однако это – большая редкость, и само появление такого ученика есть манифестация духа, которую мастер отчетливо ощущает. Перефразируя известное евангельское изречение, он может сказать: «Когда мои ученики приходят ко мне, я узнаю их».

Само понятие вежливости или вежливых манер есть не что иное, как умение накладывать социальную иньскую модальность на психологическую янскую волю человека. Например, можно приказать, а можно деликатно попросить. Деликатная просьба обычно идет в иньской модальности, то есть это не императивное требование, а, скорее, сообщение своему собеседнику своей потребности, своего рода формирование среды. Человек представляет себя как окружающую среду для партнера, и эта окружающая среда в чем-то нуждается, и партнер об этом информируется. При этом он волен как принять во внимание бедственное состояние окружающей среды, так и его проигнорировать, он в этом смысле свободен. Наоборот, приказание или требование не оставляет ему такой свободы, вынуждая подчиниться.

Стадия 5. Синтез. Символически синтез иньского и янского начала можно представлять себе как рождение ребенка, который в чем-то похож на маму, в чем-то – на папу, но представляет собой качественно новое явление. Разумеется, этот образ не следует понимать буквально, синтез модальностей не означает рождения нового объекта. Однако при тщательной проработке иньской и янской модальностей и профессиональном владении способами их сочетания в какой-то момент человек выходит на уровень, когда он забывает о необходимости следить за их использованием. Простые и сложные диадические модальности в его исполнении чередуются настолько точно, что становятся его верными помощниками, которые должным образом разворачивают по отношению к нему любую ситуацию внешнего и внутреннего мира. Он становится одновременно и деятелем, и действием, и объектом действия. Его внимание таким образом рассредотачивается в пространстве и времени, что точно назвать используемую им модальность невозможно: он как бы имеет в виду сразу обе. В этом состоянии ощущается и иньская и янская составляющие, но они не противопоставлены друг другу и не дополняют друг друга, и не исключают друг друга, а существуют в особом единстве, которое в обычном состоянии сознания помыслить трудно или приходится его описывать словами «и то, и другое вместе». Так, стоя в лесу под дождем, человек в минуту особого слияния с природой чувствует себя одновременно и сухой почвой, жадно впитывающей падающие капли, и самими этими каплями, и грозовой тучей, грозно ворчащей и исторгающей из себя молнии, и старым деревом, в которое попадает одна из этих молний, и общим напряжением в пространстве, и разрешением этого напряжения, когда гроза проходит и начинается новая жизнь.

Иньский взгляд на мир предполагает, что человек должен, воспринимая мир, адаптироваться к нему, релаксироваться в окружающем пространстве, принимать воздействия, идущие из мира, и не столько противостоять им, сколько находить для них место в своей душе, пусть даже ценой последующей перестройки ее. По своей природе психика чрезвычайно пластична, поэтому, стоя на иньской позиции, можно прожить целую жизнь. О таком человеке, при поверхностном взгляде на него, говорят, что у него идеальный характер, что он все стерпит, что он никогда не возражает и, по видимости, это так; однако более внимательное наблюдение показывает, что он может и сопротивляться, причем довольно действенно, иногда более действенно, чем человек с янским мировосприятием. Дело в том что, воспринимая мир, человек может обращать большее внимание на одни его моменты и меньшее внимание на другие, что-то он может вовсе игнорировать, а что-то наоборот принимать, как говорят, близко к сердцу, и перестраиваться в соответствии с тем, что он воспринял.

Что же привлекает внимание человека с иньским мировосприятием? В первую очередь это ситуации и объекты, которые вызывают у него интересные для него внутренние реакции. Если же этот человек ориентирован вовне, то он тоже может иметь иньское мировосприятие, в этом случае реагировать будет не его внутренний мир, а та сфера внешнего мира, которую он считает своей. Таков, например, исполнительный служащий с иньским мировосприятием: получая распоряжение начальства, он перестраивает в соответствии с ним всю свою работу, если это необходимо.

Янское мировосприятие избирательно и целенаправленно, оно имеет априорные установки и четкие ограничения. Человек не просто воспринимает, но имеет при этом в виду определенные дальнейшие цели, определенную работу, определенную деятельность. Нередко янское внимание предполагает быструю и даже немедленную реакцию на то, что человек воспринял. Однако бывает янское внимание, которое не предполагает никакой внешней реакции, но является частью некоторого целенаправленного внутреннего процесса, который в какой-то момент нуждается в определенной информации, и человек настраивается на источник информации и воспринимает эту информацию под вполне определенным углом и ракурсом. То, что информация при этом искажается, его нисколько не тревожит. Таков, например, взгляд профессионального критика на художественное произведение, которое недавно вышло в толстом журнале, и теперь критик должен написать о нем статью. У него есть вполне определенный социальный заказ, он знает положение автора в литературных кругах, он приблизительно представляет себе, чего ждет от него редактор журнала, и в соответствии с этим читает и воспринимает художественное произведение. Янское внимание – это внимание профессионала. Аналогично, с сильным янским оттенком художник смотрит на пейзаж, который он собирается запечатлеть в своей картине. Он не просто им любуется, он обращает внимание именно на те детали и подробности, которые помогут ему в выборе точного сюжета картины, основных цветов и форм. Вполне может быть, что на более глубоком подсознательном уровне внимания художник воспринимает, и даже гораздо более полно, пейзаж в иньской манере, так, как это делает дилетант, но его основное внимание носит подчеркнуто янский характер. Другой пример: в комнату входит ребенок, только что вернувшийся с улицы. Взгляд гостя на него носит иньский характер: он воспринимает мальчика как такового, ничего в нем особенно не акцентируя. Взгляд матери, наоборот, имеет отчетливо янский характер: ее интересуют совершенно определенные подробности того, что она видит, например, в порядке ли одежда мальчика, нет ли на его глазах слез, взволнован он или спокоен, не замерз ли и т.п. Если тревожных признаков из фиксированного списка, имеющегося у нее в сознании, не обнаруживается, мать переключает свое внимание с янского на иньское и смотрит на ребенка гораздо более спокойно и существенно более широко воспринимающим взглядом, не преследуя никаких конкретных целей и не подготавливая никакой ее реакции. А пока ее внимание носило янский характер, ее подсознание было готово по любому тревожному наблюдению выдать соответствующую реакцию: «Немедленно приведи в порядок свою прическу!»,«Ты замерз, пойди сразу же надень свитер и шерстяные носки!»

Мировоздействие – это понятие, противоположное мировосприятию. Мировоздействие - это основные принципы и позиции, на которых человек стоит, воздействуя на мир.

Янское мировоздействие в первую очередь означает весьма активную жизненную позицию человека. Он энергично ищет в мире объекты или площадки для собственной деятельности, а найдя их, он немедленно приступает к реализации своих планов, идей, проектов. Мир – такой, какой он есть – этого человека не устраивает, ему кажется, что Вселенная нуждается в переделке, и у человека есть идеи и инструменты для такой переделки; его цель – это реализация собственных проектов переустройства мира....
(...)
Иньское мировоздействие человека отличается чрезвычайной осторожностью, деликатностью и косвенностью воздействий. Этот человек воспринимает мир как очень хрупкий и развивающийся по собственным законам, которые лучше не нарушать, а потому любое вмешательство должно быть миром санкционировано и предполагает минимальную инициативу человека. Лучшее действие - это вынужденное и санкционированное действие, – считает этот человек. Он склонен полагать, что за миром следует бережно ухаживать, по возможности ни в чем его не стесняя и не насилуя; непричинение вреда – главная его заповедь.

Общаясь с другими людьми, такой человек будет избегать прямой инициативы. Зато он склонен реагировать на чужие просьбы или поручения, и иногда будет очень стараться, их выполняя - но при этом попытается не выйти за границы того, о чем его попросили или что ему поручили.

Иньский взгляд на мир предполагает рассмотрение его как набора определенных состояний, которые нужно пережить и развитие которых определено самой природой вещей. Этот человек не считает, что ему в мир в принципе нужно вмешиваться – за исключением тех случаев, когда такое вмешательство определено самой природой вещей.

Янский взгляд представляет мир как набор ситуаций, в которые нужно вмешаться и определенным образом их отрегулировать. Типично янскую позицию заявил Иван Мичурин в известной фразе: «Мы не можем ждать милостей у природы, взять их у нее – наша задача». Иньский вариант этой фразы звучит так: «Мы не можем ждать милостей от природы, после того, что мы с ней сделали». На другом языке можно сказать, что янский взгляд соответствует процессу творения кармы, а иньский взгляд соответствует процессу ее созревания, материализации и проявления, когда то, что происходит, от человека уже не зависит и ему остается лишь принять это, так или иначе к нему приспособившись.

Мировоззрение отличается от мировосприятия тем, что это как бы идеология человека, это призма, через которую он смотрит на мир. Таким образом, янское мировоззрение предполагает идентификацию человека с определенной причиной, которая двигает этот мир, и это взгляд на мир как на управляемый процесс, а иньское мировоззрение соответствует, наоборот, видению мира как не управляемого им процесса, набора состояний, к которым можно лишь лучше или хуже адаптироваться. В своей низшей октаве иньское мировоззрение есть рабская позиция, а янское мировоззрение есть позиция тоталитарного диктатора и деспота. На высшем уровне иньская позиция соответствует философии буддизма (пафос сострадания и непротивлении), а янская позиция соответствует религиозной философии, мыслящей Бога как разумное и всеблагое начало Вселенной, управляющее ею во всех ее подробностях. Иньская философия ярко выражена в трактате Дао Дэ Цзин: «Умеющий ходить не оставляет следов», «Умеющий закрывать двери не пользуется замками», «Знающий не говорит, говорящий не знает». Таким образом, даосская философия, которая предписывает человеку в каждый момент времени точно находиться на гребне волны и следовать ее движению, может быть отнесена к иньскому мировоззрению; последнее вообще свойственно культурам Востока.

Переключение модальностей с инь на ян иногда производит впечатление подмены человека, то есть из одной личности он становится совершенно другой. Необъяснимые смены настроения, планов, мировоззрения, психологии часто связаны со сменой высших архетипов. Если вы внимательно понаблюдаете за собой и за вашими знакомыми, обращая внимание, как личность меняется при смене архетипов Инь на Ян и наоборот, то можете обнаружить удивительные по своей точности закономерности. Они будут свидетельствовать о том, что в действительности интеграции личности у человека еще не произошло, и у него фактически есть две разные субличности, которые друг с другом плохо договариваются, и одна из которых активна под архетипом Инь, а другая – под Ян. Что это означает на практике? Например, есть люди, с которыми можно договориться единственным образом: уговорив их принять вашу точку зрения и ваш план, пользуясь тем, что их иньское начало мягкое и сговорчивое, в то время как при включении янского они становятся совершенно нетерпимыми, узколобыми и догматичными и проводят в жизнь свои планы, нисколько не тревожась об их реализуемости и уместности, и полезности для окружающих. Бывает, впрочем, и наоборот, то есть человек может быть умен, предусмотрителен, щедр и благороден в своей янской ипостаси, и неуверен, закомплексован, робок и нетерпим в иньской, и интеграция такого рода субличностей в одну это большая и трудная работа, которая может потребовать чрезвычайно длительных и напряженных усилий, как внутренних, так внешних.

Янский герой – это воин, сокрушающий супостата; в мирном варианте – искусный умелец, делающий с помощью своего ремесла необыкновенные вещи. Иньский герой не столько делает, сколько обладает или является чем-либо. Это, например, царь. У царя есть корона, у него есть царство, у него есть царская воля, которой он может распоряжаться по своему усмотрению, но не это главное. Главное, что у него есть потенциальная возможность управлять, распоряжаться, приказывать, судить и миловать. У детей очень четко видны их предпочтения, что их пленяет в образе любимого героя – его атрибутика, то, чем он владеет и потенциальные возможности, или же его фактические действия. Если ребенку больше нравится царь, то, скорее всего, у него преобладает иньское начало, поскольку в жизни царя непосредственное действие отступает на задний план по сравнению с тем, чем он является, чем он владеет и как он выглядит. В жизни богатыря все наоборот: конечно, меч и доспехи играют определенную роль, но гораздо важнее непосредственные его действия, то есть ратные подвиги, которые он совершает, избавляя отечество от неминучей беды, спасая царевну от чудовища и т.д. В развитии сюжета янский оттенок заключается в непосредственных изменениях, которые целенаправленно проводит герой (или автор повествования). Янское внимание привлекает реализация, воплощение, удачное или неудачное, того или иного замысла, взаимодействие двух замыслов, доброго и злого или упорядочивающего и хаотического. Таковы многие романы о путешествиях и борьбе разумного человеческого начала с природной стихией.

Застревание

Психологическое застревание означает состояние, из которого человек никак не может выйти, хотя по смыслу происходящего это давно уже следовало бы сделать.

Застревание под Иньским архетипом – это состояние, когда человек отчетливо нуждается в помощи и не может выйти из некоторого положения с помощью собственных ресурсов, но снова и снова пытается приспособиться к имеющейся ситуации, но не призывает к постороннему вмешательству, а если оно предлагается, определенно его отвергает или уклоняется от него. Так, например, есть люди, склонные много работать над собой, и в ходе этой работы полностью погружаться во внутренний мир и замыкаться в нем. В некоторых случаях такое поведение полезно и даже необходимо, однако оно имеет свои границы, и в какой-то момент человеку нужно выйти наружу и получить какие- то впечатления во внешнем мире и, может быть, даже в нем что-то сделать, а без этого его внутренние процессы обречены на загнивание. Тем не менее, этот человек может на долгие годы застрять в своем внутреннем мире, не имея ни сил, ни желания выбраться вовне.

Иньское застревание выражается в неспособности человека в определенных своих состояниях выполнить действия или дела, которые ему давным- давно надо сделать, но по каким-то причинам оказывается совершенно не в состоянии сменить в нужное время инь на ян и таки сделать то, что ему сделать необходимо: встать с кровати и пойти на работу, развестись с мужем, перестать обращаться как с ребенком со своим выросшим сыном.

Примеры инских застреваний:
- Я застрял в своем холостячестве.
- Я застрял на мечтах о свободной любви.
- Я застрял на мечте о свободе – ничем не ограниченной и творческой.
- Я застрял в своем доме, ленивом досуге...

Янское застревание типично, например, для ситуации, когда человек пытается что-то сделать, не имея для этого должного потенциала или сталкиваясь с чересчур большим сопротивлением материала. Вместо того, чтобы изменить характер своей деятельности и, например, увеличить свой потенциал, включив на время иньское начало и выучившись чему-то, человек может продолжать снова и снова без всякого существенного результата долбить лопатой мерзлую землю, не углубляясь в нее ни на сантиметр. Так родители изо дня в день предъявляют детям одни и те же требования или упреки, но ситуация не сдвигается годами, иродительские призывы к простейшим жизненным добродетелям мыть руки перед едой, быть вежливыми со старшими, отвечать за свои обещания остаются гласом вопиющего в пустыне.

Примеры янских застреваний:

- Я застрял на своей работе: пашу который год каждый день с утра до вечера, а результатами не пахнет.

- Я застрял в своем споре с отцом: каждый день ему доказываю, что уже большой, что вырос и не нуждаюсь в нем – а он все никак не поверит.

Вопросы к читателю. Подумайте, где в своей жизни вы застреваете. В своей домашней жизни, в своей профессиональной жизни, в своих отношениях в семье, с партнерами, с начальником, с подчиненными?. Часто ли, расставаясь с человеком, вы впоследствии сожалеете о своей инициативе по разрыву? Когда у вас прекращаются отношения с людьми, требует ли это обычно от вас особых усилий или происходит чаще само собой? Как вы считаете, какая смерть более естественна для человека: медленное угасание или быстрый неожиданный конец? Трудно ли вам закончить разговор с другим человеком? Обратите внимание, когда прекращается общение, кто проявляет инициативу: вы или партнер? Трудно ли вам отказаться от бытовых привычек? Если вы это делаете, то в каком стиле:быстро и энергично или медленно и постепенно?

Телесные ощущения

Под архетипом Инь идут всевозможные телесные ощущения человека, воспринимаемые им как таковые. Где-то у него кольнуло, где-то сжало, где-то расслабилось, возникла судорога, разошлась теплая волна, возникла вибрация. Если человек не имеет цели управлять своим телом и как-то модифицировать эти телесные ощущения, а лишь пассивно к ним прислушивается, стараясь к ним приспособиться, если в случае, когда у него что-то болит, он ищет положение, при котором боль минимизируется и т.п., то он целиком находится под влиянием Иньского архетипа. То же относится и к ощущениям, идущим из внешнего мира, когда человек пассивно к ним приспосабливается: терпит боль от ударов, идет, стараясь не наталкиваться на препятствия и приспосабливая свою походку к рельефу окружающей среды, карабкается на дерево, не ставя это себе специальной целью, но как бы в порядке самопроизвольной игры, так, как это делают дети, – все это происходит под Иньским архетипом.

Янский архетип предполагает определенную идею, определенные целенаправленные усилия, например, когда человек не терпит боль, приспосабливаясь к ней, а противопоставляет ей свои психические ресурсы, как бы сражается с нею, говорит ей: «Ах, ты хочешь меня сломать? Нет, я не сдамся! Я тебе не поддамся!» Когда человек, подобно йогам, начинает управлять своими внутренними ощущениями, например, занимается гимнастикой, работает с тренажерами, целенаправленно воздействует на те или иные группы мышц, тянет связки, словом, воздействует на свое тело так, как будто он им не является, а оно является по отношению к нему чем-то внешним, то есть объектом приложения усилий, – тогда им управляет Янский архетип.

Отправить сообщение
Имя:
E-mail:Телефон:
Сообщение:
сообщение отправлено
ошибки в заполнении формы
  отмена